Эволюция жизни и формы

Это также справедливо и по отношению к миру ментальному, который, как и мир физический, есть мир явлений. Он не есть Единое. Отличительным свойством его является многообразие. Всякий предмет стоит отдельно от других и взирает на них, как на отдельные от себя. Я знаю предмет. Каким образом узнаю его? Я знаю его отличие или сходство с другими предметами, иначе я бы его не знала. Вы не можете мыслить о единстве, не увидев множества, не можете видеть сходства, не увидев различий.

Отличительным признаком интеллектуальной эволюции служит способность различать черты несходные, после чего уже начинают различать и сходство предметов. Таким образом, ум распознает предметы один за другим по их отличительным признакам. Анализ предшествует синтезу. Прежде чем сознать лежащее в основе всего единства, мы видим только различия. По мере того, как развивается интеллект, отличие я от не-я вызывает повсюду в мире социальную и умственную борьбу. Во всякой цивилизации, где интеллект развивается на ранних стадиях, должна происходить борьба со всем внешним, чтобы пробудить внутреннюю эволюцию. Эта ступень необходима, но это только временно, и это не должно нас смущать, так как мы предвидим конец этой борьбы в мире, которым правят Боги. Все стадии, через которые проходит нация, необходимы для ее роста, и не следует их порицать за то, что они ограничены и несовершенны. В жизненной практике осуждение полезно как стимул, как одна из причин, вызывающих изменение в эволюции, но философ, понимающий смысл всего, осуждать не должен. Самая жестокая борьба, какую только мы можем видеть, самая ужасная нищета и несчастья, борьба человека с человеком и одной нации с другой — все это действия Божественного Промысла, и без этого мы не достигли бы единения.

Позвольте привести пример, на первый взгляд, наименее убедительный — войну. Что может быть бесчеловечнее, грубее и ужаснее войны? Что может возбуждать более сильные страсти в человеке, который превращается тогда в дикого разъяренного зверя? Посмотрим же, какова внутренняя жизнь солдата, развившегося под влиянием страшной внешней дисциплины. Чему учится его жизнь в то время, как проводники ее заняты борьбой, кровопролитием, нанесением ран и убийством? Она получает урок, какой не могла бы получить без этого сурового опыта, урок, без которого эволюция ее была бы задержана и не подвинулась бы вперед. Солдат узнаёт, что есть нечто высшее, чем тело, нечто большее, чем физическое существование, более высокое, благородное и привлекательное, чем охранение этого физического проводника от ран и даже смерти. И последний из солдат, отправляясь в поход, переносит всякие лишения, зябнет от холода, идет под палящим зноем, переплывает ледяные реки, шагает по сыпучим пескам пустыни и учится все время подчиняться дисциплине. При всех испытаниях он учится сохранять бодрость духа, чтобы не действовать угнетающе на товарищей. Им движет не мысль о телесных страданиях, а великий идеал славы его полка и спасения родины, которой он служит. Он учится приносить себя в жертву идеалу и развивает в себе качества неоценимые для будущих воплощений.

Читать  ЗОРОАСТР И ЕГО РЕЛИГИЯ

Нужно ли мне говорить это вам, которые знают, какое место в человеческой эволюции занимают кшатрии? Мог ли Ману, установивший касты, выделить из них одну, которая не имела бы места в человеческой эволюции и ничему не могла бы научить людей? Не был ли человек заключен в оболочку кшатрия, чтобы он мог узнать, что жизнь не подчинена телу, что она должна отдать себя на служение идеалу, родине, давшей ему жизнь, и царю, который правит страной и в лице которого он, как и всякий индус, видит Аватара-Божество? Он научится тому, что если царь призывает его на поле брани, должен отдать на искалечение и на смерть свое тело, ибо жизнь, заключенная в нем, признает, что служение идеалу способствует эволюции истинной жизни, а тело — это только одежда, которую нужно бросить, когда это повелевает долг. Без такого воспитания не может быть и брамина. Человек не может вступить в касту браминов, не пройдя через дисциплину кшатриев, не поняв, что жизнь — это все, а форма — ничто. Война и научает этому, если правильно понимать ее. Пока человек не выучит этот урок, он не готов к дальнейшей более трудной эволюции, где нужно познать единство в многообразии, любовь в антагонизме, научиться быть другом всякому, ни на кого не смотреть как на врага.

Когда ум развился и достиг высокой ступени, в человеке начинают проявляться зародыши следующего Божественного аспекта. Аспект этот — Ананда, радость и блаженство. Что такое в сущности Ананда? Это совмещение и воссоединение отдельного и различного. В этом и заключается сущность блаженства, самая сущность следующей эволюционной стадии. Древний индуизм называл это жизнью брамина, когда брамин был поистине брамином и ему не предстояло новых рождений на этом колесе рождений и смертей. В христианстве это именуется началом Христа в человеке. Это значит стать сыном Божьим, и, когда в великой молитве Иисуса, именуемого Христом, Он молится за своих учеников, он просит, «чтобы и они были едины во Мне», в единении между собой и с Ним. Существует еще высшее единение, это единение Сына с Отцом, единение в единосущности, а не единение прежде разделенного. Но раньше, чем достичь такого единения, человек должен осознать свое единство с братьями-людьми, должен видеть в человечестве единое, а не раздельное. Это значит, что он должен переместить тот свой центр сознания, который отвечает на внешние импульсы, перенести из проводников, в которых развивались ум и чувства, к саму жизнь, которая одна и та же во всем. Человек не должен думать о себе, как о чем-то отдельном, тем более, что я, отдельное Ego, должно переместиться, слиться с вносящим единение аспектом Бога, Вишну или Христа. Это начало должно развиться в человеке во всей своей дивной красоте, со всеми способностями и силой объединения. Для этого Шри Кришна и явился восточному миру как Аватара, чтобы проявить жизнь в любви. Ибо жизнь Ананды, или Блаженства, является всегда жизнью любви, только через любовь можем мы развить его в себе. Божественный аспект Блаженства проявляется как любовь. И Возлюбленный Человеколюбец пояснял этот Божественный аспект и словами, и поступками, и притчами тоскующим и стремящимся к Нему своим бхактам. Ему было дано показать силу Божественной любви. Только когда эта любовь разовьется внутри нас, может начаться в жизни высшее раскрытие, в котором все личные я связаны с Единым я, который видит все жизни в Себе. Тогда уже на пути эволюции ю сознает себя жизнью, а не заблуждается, отождествляя себя с формой. Это уже жизнь, сознающая себя жизнью. Когда жизнь достигла этой стадии своей эволюции, человек, стоящий прежде отдельно от других, сливается с человечеством и становится одним из Спасителей мира. Ничто не стоит уже вне его, он стоит внутри самой жизни, бросая свет по всем направлениям, изливая свою благую силу во всякую упадхи, во всякий сосуд жизни, нуждающийся в нем. Где бы ни было нужно его присутствие, где бы ни раздался призыв помощи, туда и льются его силы. Как солнце светит с небес и освещает миллионы жилищ, если только они открыты для доступа его лучей, так поступает и человек, в котором раскрылся второй аспект Бога, в ком проявилось это совершенство сына Божьего. Человек, как сын Божий на небесах, стал выше всех земных различий. Он шлет свои лучи в сердца страждущих и, чтобы он вошел в них, нужно только обеспечить его проникновение туда, нужно одно, чтобы брат его открыл перед ним свое сердце. Ибо он не будет входить насильно, он приходит только на зов.

Читайте также

Читать  Что нас ждет после смерти?
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Вы также можете почитать…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *