СЕМЬ ЛУЧЕЙ НА УРОВНЕ ДУШИ

После двух лет работы в качестве профессора физики она собрала свои лекции и опубликовала книгу объемом в 970 страниц под названием «Трактат о радиоактивности». Ее исследовательская работа продолжала расширяться, ей помогала растущая группа студентов и ассистентов. Она учила других развивать свои навыки таким образом, чтобы никогда не допускать ошибок. Секрет, как она полагала, заключается в том, чтобы «не слишком спешить». В 1911 г. Шведская Академия наук наградила Мари Кюри Нобелевской премией по химии. Впервые столь престижная награда была вручена одной и той же персоне по двум различным поводам. Ее пример вдохновлял ученых и женщин всего мира. Ее дочь Ева помнит, как приходил к Мари в гости Альберт Эйнштейн. Ева со старшей сестрой Ирэн гуляли вместе с ними, когда Эйнштейн внезапно схватил руку Мари и сказал: «Понимаете, мне нужно точно знать, что случается с наблюдателем в лифте, когда тот падает в вакууме». Дети весело рассмеялись. (Ева Кюри, с. 284).

Работа во время войны. В июле 1914 г. осуществилась великая мечта Мари: было закончено строительство Радиевого института в Париже с хорошо оснащенной современной лабораторией, в которой Мари приступила к дальнейшим исследованиям. К несчастью, уже в следующем месяце Германия вторглась во Францию. Почти все сотрудники лаборатории ушли в армию. Она же вызвалась организовать медицинское обслуживание и вскоре обнаружила острую нехватку рентгеновского оборудования в прифронтовых госпиталях. Следующие 4 года, в 1914–1918 гг., Мари усердно работала, чтобы решить эту проблему.

Рентген был необходим для нахождения пуль и осколков в ране. Мари разработала малую мобильную установку, которую можно было возить повсюду. Она получала средства от Женского союза Франции, а рентгеновские материалы — от промышленников. Ее мобильная установка состояла из обычного автомобиля или грузовика, рентгеновского аппарата и динамомашины, вырабатывавшей необходимую электроэнергию и работающей от двигателя машины. Ее радиологические машины прозвали «мини-Кюри». Она побудила нескольких богатых женщин отдать на время войны свои лимузины. Она научилась работать с рентгеновским аппаратом, усовершенствовала свою технику и учила других. Она научилась менять запчасти, чистить карбюратор, водить машину, поскольку не всегда могла полагаться на помощника. В то время на 500 водителей-мужчин приходилась одна водитель-женщина.

Читать  Правда про вред белой муки. Чем отбеливают муку?

Тот факт, что Мари была гражданским лицом и не принадлежала к военному персоналу, сильно затрудняло ей доступ в определенные сферы, чтобы получить требуемую поддержку. Ей приходилось объяснять, убеждать, требовать и преодолевать бюрократические препоны. Мари удалось подготовить 20 передвижных установок и оборудовать 200 радиологических лабораторий в различных госпиталях. На всем этом оборудовании было обслужено свыше миллиона раненых.

Она совершала поездки в любую погоду, питалась чем придется и спала где угодно: в госпитале, в палатке, в машине, а то и на открытом воздухе. Можно сказать, что ее научный ум позволял ей сохранять ясность сознания, отстраненность, почти холодность. Но в заботе о раненых она проявляла большую доброту и материнскую нежность. Если солдаты боялись рентгеновских аппаратов, она уверяла их, что это то же самое, что фотография. В конце войны ее попросили описать свой опыт, что она и сделала в книге «Радиология в период войны».

После войны Мари возобновила свою работу в Радиевом институте в Париже. Институт стал всемирно известным центром ядерной физики и химии. Мари стала директором института, а дочь Ирэн — ее главным помощником. (Ирэн получила Нобелевскую премию по химии в 1935 г.) Мари явила собой живое доказательство того, что женщины могут не хуже мужчин преуспеть в науке. Это вдохновило многих женщин всего мира искать свое призвание в научных профессиях.

Читать  Вода - Лекарство, которое всегда под рукой

«Естественно, что такая идеалистка, как моя мать, была очень увлечена вильсоновскими доктринами и верила в Лигу Наций. Она упрямо искала средства исцеления людей от варварства и мечтала о договоре, способном искоренить злобу и ненависть» (Ева Кюри, с. 308). Мари чувствовала, что в трудные времена ведущие интеллектуалы должны действительно вести людей. Они должны стать защитниками цивилизации и свободомыслия; они не должны позволять вовлекать себя в ненавистнические программы бесчеловечных режимов. 15 мая 1922 г. Совет Лиги Наций единогласно утвердил Марию Склодовскую-Кюри членом Международного комитета по интеллектуальному сотрудничеству. В этот комитет входили Альберт Эйнштейн, Анри Бергсон, Гильберт Мюррей, Жюль Дестре и многие другие.

В 1921 г. Мари Кюри посетила Соединенные Штаты. Президент Гардинг подарил ей один грамм драгоценного радия стоимостью в 100 тысяч долларов. (Америка прямо-таки жаждала знаменитостей. Огромная толпа ждала ее в порту Нью-Йорка, чтобы приветствовать по приезде. Это ее напугало, поскольку она рассматривала свой визит лишь как важный официальный шаг. Американцы с удивлением обнаружили, что эта невероятная женщина — «робкая, усталая и просто одетая».) Большая часть ее жизни была отныне заполнена научными конференциями, лекциями, университетскими церемониями, посещениями лабораторий, получением многочисленных почетных степеней и прочих наград и знаков признания. Она читала лекции в Бразилии, Италии, Голландии, Англии, Бельгии и Испании. В 1932 г. она ездила в Варшаву, где тоже был учрежден Радиевый институт, директором которого стала ее сестра Броня.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101

Вы также можете почитать…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *