СЕМЬ ЛУЧЕЙ НА УРОВНЕ ДУШИ

Однако «Идиллия короля» заслужила самую высокую оценку Гладстона. Это скорее пестрое сочетание различных зарисовок о короле Артуре, нежели полный пересказ легенды. Гладстон считал «Идиллию» «величайшим поэтическим творением девятнадцатого века». Он завершил свою статью словами: «О ней [«Идиллии»] мы смело можем сказать то, чего не могли сказать о всех предыдущих работах: она подняла на новую высоту смысл и надежды нашего века и всей нации, а ее автор силой своего искусства внес ощутимый вклад в вечное достояние человечества» (Рой Дженкинс, «Гладстон», с. 211).

Гладстон, как высокопоставленный государственный муж, несомненно, имел в своем оснащении развитый Первый Луч воли и могущества. Возможно, это был ментальный Луч или Луч личности либо души. Поэма Теннисона о легендарном короле Артуре отчетливо резонировала с собственными заботами Гладстона и его огромной ответственностью политического лидера. Не удивительно, что его пристрастия побудили его назвать эту поэму «величайшим поэтическим творением девятнадцатого века». Поэма «Мод», написанная скорее на 4-м и 6-м Лучах, с ее глубокой интроспекцией, не нашла отклика у политически мыслящего Гладстона. Но каков же должен быть талант Теннисона, чтобы с той же глубиной писать о короле Артуре и так сильно воздействовать на Гладстона с его перволучевыми чертами!

Однажды Теннисон прочел свою пьесу «Гарольд» (1876 г.) Гладстону и его семье. На следующий день обсуждение коснулось таких субъективных предметов, как молитва, вечное проклятие и бессмертие души. Дочь Гладстона Мэри записала в своем дневнике: «Теннисон не кажется усердным христианином и, подозреваю, не слишком уважает теологию, но в то же время он очень религиозный человек» (Торн, с. 445). В другой раз Теннисон заметил своему другу, сэру Джеймсу Ноулесу: «Если бы я разуверился в иной жизни и существовании великой сущности, правящей мирозданием, то к чему тогда все это? Людям нужна религия» (Торн, с. 421).

Читать  Восемь постижений Великих

Королева Виктория царствовала с 1837 по 1901 г. Ее правление было самым длинным в истории британской короны. Она была восхищена поэмой Теннисона «In Memoriam» и послала ему предписание явиться в ее официальную резиденцию Осборн-Хаус на острове Уайт (в марте 1862 г.). Теннисон ужасно нервничал, но все прошло хорошо. Второй визит к королеве состоялся через год. Присутствовала вся семья Теннисона, а также несколько принцев и принцесс. Затем были и другие встречи с королевой. Ее очень интересовали мысли поэта о смерти и бессмертии. Время от времени она просила его о различных услугах. Однажды она заказала бронзовый бюст одного из своих самых доверенных слуг, недавно умершего, и хотела, чтобы Теннисон подобрал подходящие строки, которые можно было начертать на пьедестале.

Друг, а не слуга, верность, честь и сила!

Долг, забыв себя, исполнил до могилы.

Эти лаконичные памятные строки, написанные Теннисоном, издают глубокую и простую ноту Шестого Луча. Он оказался именно тем человеком, который помог королеве почтить верного и преданного слугу.

Метафизическое общество. Работа Теннисона состояла в написании стихов. Это был творческий процесс, требующий выравнивания с Музой, с душой. Кропотливое изучение классических трудов, великолепное академическое образование подготовило почву, на которой возникли условия для движения и игры духа, Музы. Его поэзии свойственны эрудиция и утонченность. Она возвышает и наставляет. Она бьется над метафизическими вопросами (именно бьется, а не исследует их).

Теннисон либо писал стихи в тиши своего уединенного кабинета или сочиняя их на прогулке, либо отдыхал. Отдых уравновешивал его творческую деятельность и состоял преимущественно из поездок для литературных, политических и философских бесед с друзьями. В зрелые годы, уже наслаждаясь заслуженной славой, он стал принимать друзей, поклонников и литераторов у себя. Дискуссии — литературные, политические, философские и даже научные — служили чем-то вроде резонатора, помогающего вынашивать идеи. Из одной такой дискуссии с сэром Джеймсом Ноулесом вырос план создания Метафизического общества. Теннисон как-то заметил, что обсуждать метафизические вопросы можно было бы в рамках некоего просвещенного общества. Более практичный Ноулес сразу же приступил к делу.

Читать  Куда уходят по утрам мужчины...

Тогда у образованных людей был значительный интерес к спиритизму (общению с теми, кто находится по другую сторону завесы, отделяющей жизнь от смерти), к оккультизму (благодаря работе Теософического общества) и к теории эволюции («Происхождение видов» Дарвина было опубликовано в 1859 г.). Основное противостояние наметилось между научным материализмом, с одной стороны, и религиозным мистицизмом, с другой. Метафизическое общество давало возможность для свободного обмена идеями между «людьми веры» и «теми, кто относит себя к неверующим».

Научный материализм и религиозный мистицизм. Есть немало способов рассмотреть их фундаментальное противостояние. Если мы отчасти поймем энергии, стоящие за двумя этими позициями, то увидим, как меняются их названия в различные эпохи, в разных странах и учениях. Но энергии всегда остаются теми же или меняются незначительно.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101

Вы также можете почитать…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *