СЕМЬ ЛУЧЕЙ НА УРОВНЕ ДУШИ

Отказ становиться миллионером. По мере того как работа по созданию национальной банковской сети налаживалась и стали продаваться большие партии акций Бэнк-оф-Итали (1924 г.), доходы корпорации стремительно возрастали. «Сан-Франциско Экземинер» комментировал: «По всем показателям Джаннини только еще берет хороший старт. Ничто так не окрыляет, как успех. Спешите присоединиться к звезде!»

В 1924 г. Джаннини ушел с поста президента Бэнк-оф-Итали. Он не оставил за собой никакого жалованья. Еще будучи президентом, он отказывался от доходов, кроме компенсации деловых и налоговых издержек. Директора банка вместо жалованья проголосовали за ежегодную выплату ему пяти процентов доходов всей корпорации с минимумом 100 000 долларов. Цифра выплат легко могла превосходить миллион в год. Джаннини раздраженно ответил, что уже имеет полмиллиона и этого ему более чем достаточно. Он рекомендовал направить эти деньги на благотворительность. Он хотел организовать институт для изучения сельского хозяйства в Калифорнии. Директора уступили и направили деньги в Калифорнийский университет для создания сельскохозяйственной школы.

Газета «Сан-Франциско Ньюс» писала: «Построив основание для бизнеса и обратив свое личное богатство на благо Калифорнии, Джаннини лишил себя титула миллионера… Плоды его финансового гения были посвящены делу помощи всем калифорнийцам».

Джаннини объяснил репортеру «Сан-Франциско Экземинер» (24 января 1928 г.): «Я больше не хочу денег. Если бы даже я заполучил все богатства мира, то не смог бы жить лучше. Мне нравится работать. Так называемое высшее общество — пустой звук для меня. Я всегда заявлял, что никогда не буду миллионером. Может быть, это убедит некоторых скептиков в моей искренности».

И вновь, 6 мая 1945 г., когда он отказался от поста председателя правления Бэнк-оф-Америка (накануне своего 75-летия), он пожертвовал 500 000 долларов для основания Фонда Джаннини. Этот Фонд должен был обеспечивать обучение служащих Бэнк-оф-Америка, а также финансировать научные исследования в области медицины. Он сказал в «Сан-Франциско Ньюс», что вновь почувствовал «опасность попасть в класс миллионеров… А я всегда клялся, что не стану миллионером».

Читать  Стив Джобс. Последние слова

Америталия. В 1928 г. Джаннини сформировал корпорацию с капиталом в 25 миллионов долларов под названием «Америталия». Целью этой американо-итальянской корпорации была финансовая помощь неблагополучным итальянским предприятиям.

Великий обвал рынка ценных бумаг в «черный четверг», 29 октября 1928 г., привел к замиранию всякой деятельности. Экономический карточный домик начал рушиться. Естественно, были глубоко затронуты все аспекты человеческой жизни. Первым откликом Джаннини было решение вновь возглавить свой бизнес, что означало продолжение расширения его банковской сети.

На грани потери контроля. Корпорация Джаннини, развивающая в то время национальную банковскую сеть, называлась «Трансамерика». Джаннини хотел в то время отчасти отойти от дел. Он предоставил руководство корпорацией Элише Уокеру и Жану Мане. Брат Джаннини, Аттилио, лучше чувствовал опасные манипуляции некоторых нью-йоркских банкиров. Он не доверял Уокеру и Мане. Менее чем через год они уже были готовы запустить в прессу ложные слухи и информацию. Акции «Трансамерики» упали до самой низкой отметки за все время ее существования, и эта цена была явно ниже действительной рыночной. Джаннини, который в то время поправлял свое здоровье в Европе, наконец, уловил намерение Уокера получить полный контроль над организацией. Согласно Лоренсу Марио Джаннини (сыну А.П.), А.П. сказал: «Все это часть их плана сбить цену на акции и скупить их для того, чтобы вырвать контроль у старой команды… Такой поворот дела будет означать, что прежние вкладчики уйдут, а придут новые». Под старыми вкладчиками, старой командой, Джаннини подразумевал преимущественно итальянских держателей акций, которые верили в социальную направленность усилий Джаннини (эти люди были с ним с самого начала и намеревались остаться с ним надолго). Новая же команда состояла бы из нью-йоркских финансовых воротил, не имеющих иных целей, кроме личной власти и богатства.

Читать  Как задобрить Домового?

Готовясь к битве за контроль над корпорацией, Джаннини коротко телеграфировал своему сыну Лоренсу Марио: «Не позволяй им раздражать и дурачить себя. Будь холодно вежлив и держи себя в руках. Прежде всего, помни, что нашим намерением всегда была работа от души, исключительно в интересах вкладчиков. За их права и наши принципы мы боремся, и здесь не может быть никаких компромиссов. Ни с кем, никогда, мой мальчик» (Июль 1931 г. А.П. Джаннини — Л.М.Д., Архив Бэнк-оф-Америка).

Джаннини обратился к тысячам держателей акций из старой, изначальной группы. Он назвал их «несогласными вкладчиками» и создал организацию (Союз вкладчиков «Трансамерики»), которая должна была бросить вызов Уокеру на ежегодном собрании правления в Уилмингтоне, в штате Делавэр (12 февраля 1932 г.). «Он считал немыслимой саму возможность того, что банк, основанный им для служения финансовым интересам народа Калифорнии, попадет в руки узкой группы беспринципных банкиров с Уолл-Стрит» (Бонадио, с. 185).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101

Вы также можете почитать…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *