СЕМЬ ЛУЧЕЙ НА УРОВНЕ ДУШИ

Бэнк-оф-Итали. В августе 1904 г. Джаннини получил свидетельство о регистрации Бэнк-оф-Итали. Ему удалось целиком арендовать здание, в котором находился банк Фугаци. Он открыл свой Бэнк-оф-Итали в этом же здании и одновременно утроил арендную плату для Фугаци. Фугации был в ярости и переехал в здание напротив. Джаннини переманил лучшего кассира Фугаци, удвоив его жалование. Достоинством этого кассира было то, что он с одинаковым уважением относился к богатому человеку и к простому рабочему. Вдобавок по нему с ума сходили все женщины. Банк Джаннини выглядел очень скромно. Там было три деревянных стола и одно-единственное окошечко служащего. Не было ни закрытых офисов, ни вооруженной охраны. Все на виду, даже сейф. Джаннини тем самым сделал важнейший вклад в стиль банковского дела в Калифорнии и во всех Соединенных Штатах.

Друзья и родственники помогли разнести весть о новом банке. Джаннини вложил свою огромную энергию в новое предприятие, часами обходя доки, привлекая старых друзей из оптового бизнеса, объясняя преимущества процентных депозитных вкладов, побуждая итальянских рабочих вытаскивать наличные из заначек и матрацев. «Давление Джаннини на потенциальных вкладчиков не ослабевало ни на один день. По своему темпераменту и имеющемуся опыту он был идеальным торговцем, который вошел в новый бизнес, подгоняемый личной верой в безграничные возможности банка» (Бонадио, «А.П. Джаннини», с. 30). Большая часть денег, которые он ссужал, шли на приобретение индивидуальной недвижимости. Давал он ссуды и без поручительства, если верил в честность человека и полагал возможным рисковать. Он находил и привлекал множество мелких пайщиков, которые верили ему и сохраняли лояльность Бэнк-оф-Итали. Ему были нужны пайщики на долгий срок, которые понимали бы то, что он хочет сделать для людей.

Читать  Как задобрить Домового?

Землетрясение в Сан-Франциско 18 апреля 1906 г. могло обратить в руины все, что он строил. Он прошел 17 миль, пробираясь к банку через развалины. В Норвиче уцелело менее 300 домов из 4000. Среди них был банк, и пара служащих защищала его от мародеров. Банк Джаннини первым стал предоставлять ссуды для отстройки Сан-Франциско. Сила, вера и энергия Амадео многих вдохновили забыть о катастрофе и начать жизнь заново. Газета «Италия» назвала Джаннини «самым прогрессивным бизнесменом, вселяющим надежду и веру во многих людей, потерявших в огне свои дома».

Банковские филиалы. Джаннини стал искать пути расширения предоставления банковских услуг посредством организации филиалов банка. Его мечтой было основать национальную сеть банков, протянувшуюся до Нью-Йорка. Настойчиво и упорно Джаннини покупал другие банки. Поначалу он охватил Северную Калифорнию. Зачастую он приобретал банки, прибегавшие к незаконным методам. Банкиры ссужали деньги своим друзьям и родственникам для использования в спекуляциях — часто недвижимостью, — и эти ссуды не подкреплялись никакими гарантиями.

Джаннини посещал другие общины, разнося свою рекламу: On parle francais, Tobopn Ce Cphckkn, Si parla italianо, Man spricht Deutsch, Se habla espanol, Ome Laoymai Emhnika, соприкасаясь со все более широкими кругами иммигрантов и представителями рабочего класса. Другим слоем, которым пренебрегали большинство банков, были мелкие фермеры. В некоторых регионах банки Джаннини оставались открытыми с ночи до 8 вечера, а также по выходным, чтобы фермерам было удобно. «Маленький человек — лучший вкладчик для банка», заявил Джаннини в «Сан-Франциско Буллетин». «Приходя к вам, он остается до конца. А крупные вкладчики остаются с вами только пока могут что-то от вас получить, и когда это не так, вы им не интересны».

Читать  108 имен Шивы. Мантры для почитания Шивы

К 1919 г., через 10 лет после открытия первого банковского филиала, Бэнк-оф-Итали имел 24 филиала с общим капиталом, возросшим за указанный период с 22 миллионов до 100 миллионов долларов. Бэнк-оф-Итали стал четвертым из крупнейших финансовых учреждений штата и первым банком, имеющим по стране сеть филиалов.

Противостояние. Уильям Д. Стивенс (избранный в 1917 г. губернатором Калифорнии) имел обыкновение брать ссуды в различных банках и никогда их не возвращать. Банки же имели обыкновение просто списывать эти займы, чтобы избежать негативной огласки и помех своей деятельности со стороны губернатора (бывшего ранее мэром Лос-Анджелеса и конгрессменом от Республиканской партии). Когда Джаннини вступил во владение Парк-банком в Лос-Анджелесе в 1913 г., он обнаружил просроченный заем Стивенса, который в то время был конгрессменом и проживал в округе Колумбия. Джаннини отказался списать заем. Он послал в Вашингтон юриста для предъявления Стивенсу иска. В итоге Стивенс был вынужден заплатить.

Когда Стивенс стал губернатором, он назначил Чарльза Стерна на должность главного инспектора банков. Стерн сделал все возможное, чтобы предотвратить расширение деятельности Джаннини. Его инспектора заявляли, что бухгалтерские отчеты составлены неряшливо, доходы преувеличены, а кредитоспособность сомнительна. Стерн называл Бэнк-оф-Итали «карточным домиком». Джаннини отреагировал присоединением к вновь созданной Федеральной резервной системе и открытием федеральных банков в дополнение к имеющимся банкам штата. Его репутация возросла еще больше: он считался не только волшебником от финансов, но и человеком, искусно справляющимся с давлением недругов.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101

Вы также можете почитать…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *