СЕМЬ ЛУЧЕЙ НА УРОВНЕ ДУШИ

Одним из спорных вопросов стало переименование полков. Вместо 1-го Бенгальского, 1-го Мадрасского и т.д. Китченер предложил такую последовательность: 1-й кавалерийский, 1-й пехотный, 2-й кавалерийский и т.д. А уже к номерам можно было добавлять название в соответствии с традициями и местом дислокации. Система Китченера предполагала интеграцию многих соединений в единую индийскую армию.

Керзон и военный советник не наложили прямого запрета на это предложение, но положили его «под сукно», что, по сути, было тем же самым. Керзон при назначении Китченера хотел добиться «системы и метода», но данное предложение посчитал разрушающим систему. Китченер писал лорду Робертсу, главнокомандующему всей британской армией, что «немыслимо» пытаться что-то сделать при существующем положении. Он начал открыто апеллировать к кабинету премьер-министра, хотя порядок требовал, чтобы все жалобы проходили через вице-короля.

Ответ Керзона на все попытки Китченера переименовать полки создал конфликт, который повторялся много раз в течение семи лет пребывания Китченера в Индии. Весьма вероятно, что военный советник советовался с Керзоном или знал его мнение до того, как налагать вето на предложения Китченера, поскольку вице-король всегда поддерживал своего советника. Керзон фактически вмешивался в дела военных. Одним из его мотивов был страх перед усилением военного командования. Другим фактором служила собственная воля-к-власти Керзона.

И Керзон, и Китченер были сильными перволучевыми людьми. Но между ними имелся ряд любопытных отличий, выявившихся в процессе их отношений и в последующем конфликте. Керзон видел себя как «превосходного человека». Его поэтическое суждение о себе во времена учебы в Оксфорде оставалось, пожалуй, верным и в 38-летнем возрасте, когда он стал вице-королем Индии:

Меня зовут Джордж Натаниэль Керзон,

Я превосходно держу фасон.

Благородная бледность, прическа в порядке,

Каждый день — отличный обед и зарядка.

Читать  Сутра о Шарипутра и якше

Керзон сознавал себя причастным к верхушке власти, которая «удерживалась пэрами Керзонами со времен норманнского вторжения, а Китченер был всего лишь внуком торговца чаем» (Поллок, с. 245). Китченер никогда не думал о себе как о «превосходном человеке». Душой он был с народом. Его ценностями были долг перед Богом, человечеством (которое часто выглядело для него как «туземцы» и бесправные крестьяне) и страной. Он не был человеком с сильным эго. Он был сильным человеком, тяжко трудящимся для исполнения Божьей воли.

Другое интересное различие касается Третьего Луча интеллектуальной активности. Как уже отмечалось, Керзону нравились «дебаты и логические изыски». Четкая речь, способность говорить ярко, рассудительно и ровно часто указывают на развитое качество Третьего Луча. Это ценнейшее качество для деловой сферы, сферы управления и политики помогает сделать блестящую карьеру. Китченер не обладал этим качеством, более того, относился к нему с подозрением. Он выражался ясно, прямо и по возможности упрощал все вопросы. В связи с Третьим Лучом интересно отметить, что Керзон обвинил Китченера в «разрушении» целостной системы организации полков, когда последний предложил другую систему номеров и названий. Но правда заключается в том, что разрушал ее именно Керзон. Вице-король вмешивался в вопросы чисто военные, которые не относились к государственным. Вице-король играл во власть, пытаясь поставить Китченера в явно подчиненное положение, тогда как Китченер старался улучшить положение в дезорганизованной армии. Китченер жаловался друзьям, что Керзон умудряется исказить суть проблемы, и потому ему скорее пристало быть юристом или актером.

Изучая историю этих конфликтных отношений, можно сказать, что Керзон стремился обвинить Китченера в том, что делал сам. Это чисто манипулятивная тактика. Третий Луч придает способность ясно выражать истину. Но, с другой стороны, человек, находящийся под его влиянием, может быть способен мастерски выдавать ложь за истину.

Читать  КРАТКАЯ ИСТОРИЯ ХРИСТИАНСТВА

Стараясь разрешить проблему «двойного контроля», власти предложили Китченеру, чтобы он подождал со своими предложениями один год. Китченеру надо было поработать в имеющейся системе, чтобы в итоге убедиться в ее ценности. Однако его углубленное знакомство с этой системой возымело обратное действие. Он в деталях увидел, насколько нерабочей была система двойного контроля.

И в конце года он представил документ на 32 страницах, где излагал причины, по которым должность военного советника при вице-короле должна быть упразднена (1 января 1905 г.). Двумя месяцами позже все остальные члены Совета при вице-короле отвергли предложение Китченера. Борьба двух волевых людей продолжилась.

Когда конфликт дошел до Лондона, государственный секретарь Джон Бродрик принял сторону Китченера. Премьер-министр Артур Джеймс Бальфур (сменивший Солсбери в 1902 г.) также склонялся на его сторону. Первоначально Лондон намеревался достичь компромисса, чтобы избегнуть прошения об отставки со стороны Керзона или Китченера. Кабинет премьер-министра 30 мая 1905 г. постановил, что должность военного советника при вице-короле аннулируется и почти все военные отделы (снабжения, транспорта, вооружений, военных работ) передаются под начало главнокомандующего индийской армией, чего и добивался Китченер. Одновременно вместо ведомства военного советника создавался комитет по военным финансам и складам (включающий в себя два оставшихся отдела, находившихся ранее под началом военного советника), однако полномочия этого комитета и, соответственно, возможности вмешиваться в работу главнокомандующего стали намного меньше.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101

Вы также можете почитать…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *