СЕМЬ ЛУЧЕЙ НА УРОВНЕ ДУШИ

1) денежные займы для буров;

2) восстановление их ферм в основном за счет английской казны;

3) возмещение убытков фермерам британской стороной;

4) отстройку англичанами мостов и дамб;

5) буры становились подданными британской короны;

6) голландский язык должен был использоваться в управлении и судопроизводстве наряду с английским;

7) отсутствие военных репараций.

Милнер сетовал, что Китченер слишком многое упустил.

Буры хотели получить самоуправление, но Китченер убедил их отложить выдвижение этого требования на два года. Либералы должны были победить на следующих выборах, и Китченер предложил их руководству этот план. Либералы сочувствовали положению буров. Китченер хотел предоставить туземному населению право голоса, но буры хотели, чтобы рассмотрение этого вопроса было отложено до получения ими самоуправления.

Вряд ли можно сказать, что Китченер был либералом или консерватором. Он просто вникал в каждую конкретную ситуацию и пытался действовать в ней целесообразно, без партийных предубеждений. В целом он привык сотрудничать с любыми власть имущими людьми, нравились они ему или нет.

Реннел Родд, дипломат в Каире, написал письмо Китченеру после подписания мирного соглашения: «Наверное, самое замечательное, в чем вы преуспели, состоит в том, что удалось преодолеть глубоко укоренившуюся вражду и завершить все в духе примирения и доброй воли». Китченер был выдвинут на звание полного генерала армии.

Реформа в индийской армии. Конфликт с вице-королем. После короткого отпуска Китченер отправился в Индию, где провел следующие 7 лет в качестве главнокомандующего индийской армией. Джордж Керзон, вице-король Индии, был весьма доволен, получив его в свое распоряжение. Керзон хотел «упорядочить армейские расходы», внедрить в ней «систему и метод». Этой армии, по его мнению, не хватало «стойкости духа и настроя», в ней царили «упаднические настроения и коррупция». По мысли Керзона Китченер был наилучшим кандидатом для наведения порядка в армии. Так и оказалось. Китченер навел порядок, но при этом не избежал острейшего конфликта с самим Керзоном.

Читать  Места Будды. Аскеза в пещере Махакала

Сравнивая Китченера и Керзона, секретарь последнего, сэр Уолтер Лоуренс, приводит интересные характеристики, относящиеся, по нашему мнению, к Первому и Седьмому Лучам:

Эти два выдающихся человека были чем-то похожи. Они жили ради работы и не щадили чувств других. Они не терпели неспособности и не прощали неудач. Лорд Керзон был чрезвычайно усидчив и мог работать дольше лорда Китченера. Оба одинаково не выносили критики и оппозиции. Оба любили пышные церемонии, красивую обстановку и проявляли почти женский интерес к деталям домашнего обустройства. Оба были увлеченными и компетентными коллекционерами и ревностно относились к чинопочитанию. Лорду Керзону нравились дебаты, он наслаждался логическими изысками. Лорд Китченер презирал все эти формальные излишества и не доверял им («Индия, которой мы служили», сэр Уолтер Лоуренс, 1928 г.).

Тип Седьмого Луча тяготеет к пышным церемониям как разновидности церемониала, или ритуала. Седьмой Луч может придавать склонность к коллекционированию. Первой коллекцией Китченера, которую он начал собирать еще мальчиком и пополнял юношей, было собрание марок. Будучи на Кипре, в Палестине и Египте, он начал собирать керамику, оружие, резные фигурки, ширмы и антиквариат. В Индии у Китченера появилась возможность расширить свои коллекции. В течение ряда лет он получил немало подарков от раджей и шейхов. Он отдыхал, сортируя и оформляя свои многочисленные экспонаты.

Керзон был впечатлен открытостью и честностью Китченера, его прямыми суждениями, исполненными здравого смысла, благодаря которым можно было быстро уловить его позицию по любому вопросу. Китченер же не сразу понял, что Керзону доверять не следует, что за его внешней откровенностью стояла тонкая манипуляция. В отличие от Китченера Керзон не был прямым и последовательным в своих действиях. У него всегда имелись скрытые цели и умыслы.

Читать  Энергия Осознанного Поведения

Во время ознакомительной поездки по Индии наметанный глаз организатора позволил Китченеру сразу заметить, что на самом деле нет никакой единой индийской армии. Было множество маленьких армий, ревностно соперничающих друг с другом. Во время войны такое отсутствие единства и сплоченности могло обернуться катастрофой.

Предложения Китченера по реорганизации часто отвергались военным советником при вице-короле. Сначала это расстраивало Китченера, а потом стало вовсе непереносимым. Керзон почти всегда принимал сторону военного советника. Пост военного советника был учрежден для осуществления гражданского контроля над военными делами. В теории это было на первый взгляд вполне оправдано. Однако на практике это ослабляло власть главнокомандующего, делая ее совершенно неэффективной. Военный советник мог наложить вето на любые решения по вопросам снабжения, транспорта, вооружений и организации. Главнокомандующий отвечал лишь за военную подготовку и боевые операции. Вместо единоначалия у армии оказалось две главы — главнокомандующий и военный советник при вице-короле, что получило название «двойного контроля». Китченер считал такую ситуацию «непозволительным фарсом». С его точки зрения главнокомандующий должен был обладать всей полнотой власти в военных делах. Гражданская власть ведала лишь вопросом назначения и смещения главнокомандующего. Если есть необходимость в хорошем главнокомандующем, то нужно дать ему возможность выполнять свою работу. Если он не справляется, его нужно сместить. Такой была — как всегда откровенная — позиция Китченера.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101

Вы также можете почитать…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *